О боли

А здесь я ставлю свои маленькие эксперименты, — некромант облокотился о крышку стола, картинно подвернув одну ногу на носок.
Огненный маг с профессиональным интересом рассматривал растянутого на дыбе человека. Десятки крючьев на цепях впивались в тело, растягивая кожу и жилы, превращая человеческий организм в подобие выброшенной на берег медузы.
— Пытаюсь выделить экстракт чистой боли, — разъяснил идею некромант. — Пока обнаружил двадцать четыре точки приложения, отдающие максимальный потенциал.
— А почему он не кричит? — огненный маг пристально вглядывался в зауженные в точку зрачки жертвы.
— Он бы хотел, — ухмыльнулся некромант. — Но язык идет под восемнадцатым номером.

Другой робот

— Слушай, Майк. Что ты сказал, когда посылал его за селеном?
— Ну, не знаю. Я просто велел принести селен.
— Это ясно. Но как? Попробуй точно припомнить.
— Я сказал: «Нам нужен селен. Ты найдешь его там-то и там-то. Пойди и принеси его». Что же еще я должен был сказать? Дело-то простое.
— Да, теперь уже ничего не изменишь. Но мы попали в переделку.
— Почему?
— Это не тот робот!
— Какая разница? Он обязан подчиняться трем законам.
— Он и подчиняется. Робот, зачитай основные директивы!
— Служить обществу. Защищать невиновных. Соблюдать закон.
— Ты что?! Убери пистолет…
— Живой или мертвый, ты пойдешь со мной!

Охотники за…

— Готово! — ловушка в руках Эгона потрескивала и жужжала.
— Не повезло хозяевам с праздником, — добавил Уинстон. — Мы обнаружили его в столовой. Он все съел.
— И изгваздал меня слизью! — Вэнкмен стряхивал с костюма липкие капли.
— Это великолепно! Слизь со вкусом малины! Я возьму с тебя образцы.
— Рей, ты способен найти плюсы в любом привидении. Оно же совершенно дикое!
— Дикое. Но симпатичное…

Черный Делориан

— Марти! Марти! Сколько раз я говорил, нельзя использовать «Делориан» для личного обогащения!
— Док, ну что тут такого? Я всего-лишь хотел заработать пару баксов…
— Марти! Вспомни, к чему привела попытка со спортивным журналом!
— Да все чисто, Док. Всего-то отвез пару букетов…
— Ты развозил цветы на «Делориане»? Святы угодники! Да еще и перекрасил его в черный цвет!!!

О пользе дипломатии

— Остановитесь! Немедленно остановитесь!
Дракон захлопнул пасть, едва не захлебнувшись пламенем. Между ним и рыцарем неведомо откуда вырос представительный мужчина в дорогом черном костюме.
— Программа протекции рыцарей, — представился костюм, протягивая дракону руку. — Вы не можете поливать этого рыцаря огнем.
— Почему это? — изумился дракон.
— Разве непонятно? Рыцарь находится под нашей защитой. Нападение на подзащитного влечет за собой различного рода штрафы, неустойки, компенсации о вреде здоровья, порчи рыцарского имущества, коими выступают оружие и доспехи, ну, и конечно, моральный ущерб. Вы готовы оплатить?
— Ничего я платить не буду, — надулся дракон. — Раз такое дело, я забираю принцессу и улетаю. Пусть другого дракона ищет.

Читать далее «О пользе дипломатии»

Кого нашли

— Повезло тебе с женой-то. И где только такую нашел?
— Дело, значит, было так:
Гномская свадьба — это нечто. Гулять не то что продолжают еще месяц без перерыва, а начинают аж за неделю до церемонии. Так и у нас. Карету подали, а ни гости, ни свидетели на ногах не стоят. Кое-как отлепились от лавок, поехали. На пороге часовни священник встречает, кольца приготовил, ждет не дождется. Выбрались все из кареты, выстроились и ахнули: гости есть, свидетели есть, невеста на месте, а жениха-то впопыхах и забыли! Бросились по кабакам пропажу искать. И в первом же трактире под столом обнаружили пьяного в зюзю гнома в костюме. Хвать жениха под руки, потащили к алтарю. Священник церемонию провел, кольца молодоженам на пальцы надел и басит, как положено:
— Объявляю вас мужем и женой…
Тут жених как заорет:
— Кого это, мужем и женой?!
— Тебя… и вот ее, — служитель алтаря аж присел от удивления.
— С какой стати? Я ее в первый раз вижу!
— А зачем же ты тогда женишься? — священник чуть бородой не подавился.
— И не собирался, — отвечает гном. — Меня сюда притащили.
— Так ты же пьяный, да при параде!
— Так день рожденья у меня сегодня!
Кричали-кричали, но браки на небесах заключают, обратно не повернешь. Так и стали мы жить, поживать да детей наживать. А пить я с тех пор бросил.

Пересекая черту — 1

— Все начиналось с точно таких же полосок, — размышлял Экст, хмуро разглядывая танец сверкающих пылинок в лучах солнечного света, обтесанных до правильных прямоугольников прутьями оконных решеток. — Давным-давно…
Казалось, желтое марево сейчас разойдется, прорванное напором огромной уродливой головы, и Экст снова, как десять лет назад, ощутит на щеке теплую струю воздуха, услышит приглушенное фырканье, почувствует терпкий, но, вместе с тем, чем-то абсолютно притягательный запах гари и разогретого металла. Несмело вытянет ладонь, чтобы прикоснуться, едва-едва, к покрытому рогами и наростами теплому крупу. И поймет, что это уже навсегда. А потом…
Резкий окрик отца, разыскавшего, наконец, непослушного сына, мозолистая рука на плече, сильный рывок. И нескончаемый поток нотаций. Да как он мог, да как посмел, тайком от родителей, забраться в обитель морнов! А если сломаешь что?! Разобьешь, испортишь?!
Что можно разбить или испортить в мощном бревенчатом строении, разделенном на отдельные помещения такими же непробиваемыми стенами, маленький Экст не представлял. И как повредить морна, превышающего его ростом вдвое, усеянного по всему телу рогами, покрытого толстыми пластинами брони, тоже. Он лишь изо всех сил выворачивал шею назад, неспособный оторваться от огромных антрацитовых с красной радужкой глаз.
И гордо хранил молчание, безмолвно снося упреки и поучения, всю дорогу до тенистой веранды придорожного трактира, где в уютной тишине и прохладе взбешенный отец переключил, наконец, внимание с непутевого сына на запотевшую кружку свежего пива. И только тогда высказал отцу все. Все, что лежало на сердце, не давало спать по ночам.

Читать далее «Пересекая черту — 1»

Продавец драконов

— Сына хотите порадовать? Или дочку?
Иван оторвался от витрины с шоколадом, жженым сахаром и марципаном. Его внимание привлекли китайские «танхулу» — засахаренные в сиропе ягоды на палочках. Разноцветное великолепие сладких плодов радовало глаз разнообразием форм и размеров, а тонкий, чуть кисловатый запах, соблазнительно поддразнивал обоняние.
Осторожно развернувшись в узком пространстве, в маленький закуток магазина ему приходилось протискиваться боком, стараясь не смахнуть локтем стеклянные банки с чаем и кофе, Иван сделал шаг к прилавку. Продавец, Чин-Цу, если Иван правильно прочитал имя на бейджике, испытующе разглядывал возможного клиента. Иван отстраненно покачал головой, положив на прилавок пару ярких палочек. Полез в карман за мелочью.
— Вы плохо выглядите, — почему-то именно сегодня старый китаец, обыкновенно сидящий в темном углу за стойкой прилавка, словно паук, поджидающий жертву, решил вдруг начать разговор. — Вам чем-нибудь помочь?

Читать далее «Продавец драконов»

Еща раз на ту же тему

— У меня в голове опилки…
— Значит, вам необходим острый ум, — Гудвин смешал иголки с отрубями.
— Ой, мамочка!
— А вам, очевидно, нужно выпить немного смелости.
Волшебник наклонил бутыль над большим блюдом и повернулся к третьему посетителю:
— А вы, выходит, пришли за любящим сердцем?
— Подумать только… любящее сердце… А хвоста у вас нет?

Кто на свете…?

— Иголки в отрубях, плюшевая стучалка и вода с сиропом? Не вздумайте всучить мне подобный хлам! Я хочу быть всех милее, всех прекрасней и белее!
— Ммм… хотите зеркальце?

О любви

— Люблю оптимистов!
— Почему?
— Хрустят, когда прожаренные, — огненный маг растянул губы в злой усмешке.
Ответный, как в зеркале, оскал некроманта. Волки, бегущие одной тропой, хорошо понимают друг-друга.

Без ответа

У всех живых существ, живущих преимущественно в темноте, огромные глаза. Что логично и понятно, чтобы видеть в таких условиях — нужно улавливать больше света. Почему же тогда у гномов, традиционно, маленькие глазки?

Горец ХХ

— Я победил всех, я собрал их знания…
— Сейчас же лето. От тепла предметы расширяются. Зимой твоя голова станет меньше.
— Горец! Готовься к смерти! Должен остаться только один!!!
— Я тебе один умный вещь скажу – только ты не обижайся: восемь баранов — это с тобой.

Проблемы с дверями

— Это не та дверь!
По горной тропинке к высокой скале приближался белобородый старик в сером плаще. В удивлении замер, увидев одетого по восточному мужчину, который исступленно бился головой о гранит.
— Я могу помочь, почтенный?
— Клянусь Аллахом, эта дверь не открывается волшебным словом! Смотри, — мужчина воздел руки: — Сезам! Сезам! Сезам, откройся!
Скала осталась недвижима.
— Конечно, не открывается. Нужно другое слово. «Скажи, друг, и войди», — старик ударил посохом оземь: — Меллон!
Скала отнеслась равнодушно и к этой попытке. Пораженный старик опустился на камень.
— У вас проблемы с дверью, господа?
Человек с востока мельком глянул на высокого мужчину в потертых кожаных штанах, с перевязанной правой рукой, на которой не хватало нескольких пальцев, и двумя огромными револьверами в поясных кобурах и взвыл, вновь приложившись черепом к камню:
— Это не та дверь!!!

Бородатые подарки

— Порядок! — Трон осматривал доспехи со всех сторон, периодически постукивая молотом по заклепкам. От каждого удара закованного в сталь гнома основательно потряхивало.
— Трон, ты, конечно, мужик умный, но я все равно не понимаю… — из-под груды металла слова доносились глухо и невнятно, но гном не переставал лопотать: — Лето на дворе. Тридцатое июня. Ну, какие подарки? Зачем ему по жаре-то мотаться? Сидит, небось, сейчас дома…
Гном с молотом подогнал очередную заклепку. Под доспехами лязгнули зубы.
— Головой думай, Лопотун, языком после мели, — Трон поудобнее перехватил свое орудие. — Думаешь, все за одну ночь происходит? Возьми счеты, и посчитай: какую массу нужно тогда перенести, на какое расстояние, да с какой скоростью. Посчитай, посчитай, дедушке Эйнштейну обикается. А он успевает! Как?
— Как? — слабо пискнуло из-под доспехов.

Читать далее «Бородатые подарки»

Проплывая мимо

— Ась? Шепчет кто-то чегой-то… Совсем оглох я на старости лет, даже старуху с ее корытом, будь оно неладно, не слышу. Зато улов сегодня удался, добрая уха будет, золотистая…

Из жизни ангелов

— Ангелом-хранителем поработаешь? — задания Михаила иногда отличались оригинальностью.
— Не вопрос, — впрочем, Гавриил и сам не был не против размяться. — Кого охранять?
— Маленький мальчик из Швеции. Только тут есть одна проблема…
— И в чем же?
— Он в нас не верит.
— Вот те раз, — удивился Гавриил. — Ради чего тогда его защищать?
— Он добрый и отзывчивый. Этого не достаточно? — нахмурился Михаил.
— Да нет, я не против, — Гавриил взмахнул крыльями. — Только, как же я буду его охранять, если он в меня не верит?
— Выйдешь на прямой контакт.
— Как это, на контакт? — вскричал Гавриил.
— Ну, покажешься ему. Познакомитесь.
— И, как ты себе это представляешь? Я подлетаю к его окну и говорю: — Простите, можно здесь приземлиться?

О главных героях

Ни один гном не стал главным героем. Гномы отменные спутники, вспомним того же Гимли, надежная поддержка, опора, но никак не главная движущая сила. Почему? Неужели эти замечательные мастера, силачи и виртуозы боевых искусств, да и просто прикольные персонажи не способны вынести на своей могучей спине главную линию повествования?