Чего не может сделать ни один десантник

— Интендант, зачем нам в таком количестве запасная мужская одежда?

— Для десанта, мэм, капитан.

— Что за чушь?! Наши десантники экипированы новейшими моделями силовой брони. Им не нужна другая одежда.

— Это не для наших ребят, мэм, капитан. Это для пленных. Знак уважения.

— У нашего противника так плохо со снабжением? Как они снаряжены?

— Силовая броня той же марки, мэм, капитан.

— Тогда на кой черт мы должны закупать одежду для них?

— Вы же не оставите пленных в силовой броне, мэм, капитан? Наших ребят, взятых в плен, тоже повыковыривают из скорлупок. Это негласное правило, мем, капитан, но чтобы им не пришлось ждать обмена голыми, мы закупаем одежду. Наш противник поступает так же…

— Голыми?!! Чтобы наши элитные подразделения шли в бой, да без ничего под броней… Я запрещаю!

— Ребята это не одобрят, мэм, капитан.

— Но почему?

— Бои, бывает, идут и по нескольку дней. А справить нужду в систему фильтрации через белье не удавалось еще ни одному десантнику…

Нора сингулярности

Не теряя времени, Алиса бросилась в погоню. Опять казалось, что она вот- вот догонит его, и опять она успела услышать, как Кролик, сворачивая за угол, вздыхает:
— Ищи на третьей планете!

Грустное

— Самое печальное, — буркнул Штифт, — когда человек одновременно пессимист и перфекционист. Пессимист в нем всегда видит самый плохой из возможных вариантов, а перфекционист понимает, что на сто процентов избежать его невозможно.

Огненное

— Да, то самое «огниво», — король подкинул на ладони маленький мешочек. — Любого может сделать королем. Безделица.

Андо удивленно приподнял брови: — Безделица?!

Конечно, — король еще раз подкинул мешочек с огнивом и небрежно зашвырнул его в реку.. — Нельзя сделать королем короля, а я ведь и так — король. Абсолютно не нужная в хозяйстве вещь.

— А король в королевстве может быть только один? — спросил Андо.

— Конечно! — кивнул король. — И это — я.

— Я правильно понимаю, только что вы выбросили предмет, который может сделать королем любого… и, раз король может быть только один… а, что тогда станет с текущим королем?

Король не раздеваясь бухнулся в вводу.

Застольное

Не переедай, ты виноват будешь сам,
Не переедай, и не давай друзьям,
Не переедай — толстеть начнешь, так и знай,
Не переедай!

Промычал Штифт на забытый мотивчик, не отрываясь от окорока.

Маленькие охотники

— Ты, что, — рассмеялся Штифт, — никогда не имел дел с детьми гномов?

Андо пожал плечами.

— А есть разница?

Штифт захохотал еще громче.

— Когда будешь укладывать их спать, не рассказывай про подкроватного монстра.

— Не поверят?

— Наоборот, еще как.

— Значит, сработает, ноги с кровати не спустят…

— Ну-ну. Я как-то попробовал. Уложил. Рассказал, — Штифт ухмыльнулся в бороду. — Тишина! Сам думал на боковую идти, да решил все-таки проведать. Захожу в детскую… Самый мелкий — привязан за ноги так, чтобы на кровать забраться не мог. А остальные… вокруг затаились, дубины наготове. Монстра ловят.

И о жизненных целях

— А, например, крестьянин. Он всю жизнь мечтал построить большой хороший дом. Откладывал деньги, покупал инструменты, лес заготовил. И вот, он уже собрался строить. Но, посевная, день в поле, возвращаешься заполночь. Отсеялись. Ну, беремся за дело? Единороги топчут всходы. Строим ловушки, ставим изгороди и пугала. Ну что, к стройке? Всеобщий сбор, ищем пропавшую соседскую девчонку — три недели не вылезая из окрестных болот. Девочка нашлась у дальней бабки, хорошо, но тут скотины падеж, нужно ехать в дальний город за магом-целителем. Болезни остановлены, к делу? Сразу, как только прокопаем пересохший арык. Ну наконец-то, все дела сделаны. Он разминает плечи, уже держит в руках топор, и тут с неба падает метеорит и расфигачивает всю округу…

— Вот ты сейчас в двух словах всю мою жизнь описал, — проворчал Штифт.

Именное

— Совершенно не важно, какое имя ты для себя выберешь. Если ты попадешь в историю, любое имя станет известным, даже если это будет набор случайных букв.

— Да? Приведи хоть один пример.

— Ар два ди два, Си три пи о…

— Точно!… А кто это?

Фруктовое

— И апельсины в этом году выросли какие-то мелкие…

— Смешай с мандаринами, продашь вдвое дороже, — подмигнул хоббит.

— Ты точно уверен, что ты — не гном? — приподнял левую бровь Штифт.

— Мелкие, они все такие… — пробурчал в сторону орк.

Золото

— Всегда молчат?! — Мим расхохотался так, что вспугнул ворону с соседнего дерева. Андо неуверенно кивнул.

— На будущее, порекомендовал бы особенно следить за своими речами в присутствии мима, — мим подмигнул. — на случай, если они молчат не всегда и не со всеми.

Чайное

— Попробуйте этот прекрасный чай из нежнейших листочков с элитным тростниковым сахаром нежно желтого оттенка и непередаваемым вкусом, — поклонился эльф.

— М-м-м… Желтый сахар, — протянул Шумани. — Это как желтый снег?

— Вот зачем ты это сказал?! — подавился Штифт.