О пределах

— Вы понимаете, — темный маг поднял руки. — Теперь я вас всех убью. Таковы правила. Вы вторглись в мое место силы, надеялись застать меня врасплох. Не получилось. Так что теперь вы приговорены. С кого начнем?
Андо вздрогнул. Замечательный план провалился. И теперь противопоставить хоть что-то темному, держащему на кончиках пальцев смертельные заклинания, больше нечего. Старшие маги и не думали возражать, молчаливо признавая поражение. Андо словно бы слышал бесплотный смешок Шумани: — «Хи-хи-хи. Не повезло.» и ровный голос Арджана: — «Таковы правила». Умирать было боязно.
Всеобщему оцепенению не поддался один гном. Штифт вразвалочку подошел к темному магу, протянул руку и… сильно потянул того за нос.
— Аг, ты мелкий, недомырок, — темный маг по-лошадиному встряхнул головой. Кулачищи у гнома были такие, что нос темного мгновенно окрасился всеми оттенками сине-фиолетового.
Продышавшись, маг завопил:
— Ты понимаешь, что ты — труп, гномяра?! Я же тебя сейчас…
— Ты это уже говорил, — усмехнулся гном. — Можешь предложить что-нибудь еще?
— Я тебя сожгу, расплавлю, сгною…
— Да-да-да. Бла-бла-бла, — хмынкнул Штифт. — Ты сам не понимаешь, в какую ситуацию себя загнал. Когда выкладываешь на стол самую старшую карту, держишь в руках абсолютное оружие, обрекаешь кого-то неминуемой смерти, ты должен понимать, что выложить сверх этого тебе совершенно нечего. А нам нечего терять. Вывод — мы можем делать с тобой все, что захотим. А ты же…
И гном наступил кованным башмаком магу на ногу. Темный взвыл.