Зачем нужны пособия?

— Вы проиграли. Вы всегда проигрываете. Не смотря на все ваши победы.
Безапеляционно-покровительственный тон гнома вызывал раздражение. Андо повел рукой:
— Посмотри, где мы едем? Человеческий город. Не гномский. Не гоблинское, не эльфийское поселение. А там за речкой еще один город. Человеческий. Не орочий, не троллиный. А дальше еще один. Не…
Гном расхохотался.
— Думал, уел старика? Посмотри туда, — Штифт выставил толстый палец в сторону крепостной стены. — Чьи там палаточки?
— Ну и что? — Андо пожал плечами. — Любая раса, заключившая мир, признавшая наше главенство, получает возможность селиться на наших землях. Гоблины не исключение.
— Посмотри, сколько их?
Палатки теснились одна на другой, вместе напоминая гигантский муравейник. Сходство усиливалось непрерывно снующими туда-сюда их зелеными обитателями. Земли между стеной и крайними человеческими постройками видно не было, только торчащие во все стороны кожаные конусы гоблинских жилищ.
— Многовато, да? — гном ухмыльнулся в бороду. — А соседние дома? Тебе не кажется, что они до странности пустые?
— Никто не хочет жить рядом с шумом и грязью, которые они постоянно разводят, — снова пожал плечами Андо.
— Они наступают, — гном повел ладонью, словно сдвигал что-то в сторону. — Постепенно заселят соседние домишки, люди отодвинутся еще дальше. Это не строй панцирной пехоты, но работает не хуже.

— Правитель города этого не допустит, — возразил Андо.
— Да ну? — гном снова расхохотался. — И как же?
— Ну, я точно не знаю, есть разные способы.
— Например? — прищурился гном. — Давай хоть один, который не позволит гоблинам ассимилировать этот людской городишко.
— Можно ввести какие-нибудь льготы. Допустим снижение налогов для тех, у кого в семье больше двух детей.
Гном захохотал так, что закачался на лошади.
— Нет, ну а что, правда, — Андо пытался перекричать гномские громовые раскаты. — Все просто, как в бою. Кого больше, тот и побеждает. Снижение налогов позволит людям воспитывать больше детей. А если людей будет становиться все больше…
— Вот поэтому вы и проиграли, — Штифт провел ручищей по лицу, возвращаясь к своему обычному серьезно-надменному образу. — Потому, что не смотрите хотя бы на один шаг вперед. Сколько детей вон у того явно не бедного крестьянина? Один? Двое? Да у самого жалкого гоблина их штук шесть, и мамашка продолжает ходить пузырем. Для кого ты собрался налоги снижать? Да гоблины первые попадают в твою систему на самых выгодных условиях.
— Ну, я не…
— Вот именно «не». Поэтому вы — проиграли.