Почему осьминоги не играют в космобол?

Рефери ударил по кнопке с изображением линии и мигнул синим прожектором.
— Офсайд!
Эфир взорвался хором возмущенных голосов.
Судья мягко потянул рукоятки управления на себя, поднимая челнок над сгрудившимися в кучу кораблями игроков.
— Знаю, что не было. Знаю, — сквозь зубы бормотал он, обращая взгляд в космическую пустоту. — Сочувствую, ребята, но так надо.
Бросив взгляд на экран с осьминогом, судья с хрустом сжал пальцы в кулак.
— У, скотина пучеглазая! — погрозил монитору. — Это ж надо было так…
Поднявшись еще выше, рефери с тоской наблюдал, как игрок венерианской команды подхватил раскрашенный флюрисцентной краской метеорит гравилучом и запулил его через все поле на половину противника. Игроки марсианской команды на красных челноках легко перехватили неточную передачу. Синие с большим трудом восстановили контроль мяча. Судейский корабль метался по полю вслед за метеоритом. Рефери внимательно следил за игрой.

Несмотря на большое сходство, космобол или, как его еще называли, гравибол, не был прямым наследником футбола. Игра самостоятельно зародилась среди шахтеров-поисковиков, работающих в метеоритных полях. Многочасовое блуждание в метеоритном потоке, рутинная проверка каждого на содержание ценных металлов навевали уныние. И только редкая буксировка подходящих под переработку камней на базу нарушала однообразие службы. Естественно, счастливчик, захвативший ценный приз гравитационным лучом, старался похвастаться удачей перед собратьями, выделывая с пойманным метеором различные трюки. Шиком считалось «забросить в кольцо» — не аккуратно заводить метеорит лучом в приемный люк грузовика, что и при правильном исполнении было непростой задачей, а забросить его туда с как можно большего расстояния. Нужно ли говорить, как часто подобное лихачество оборачивалось потерей дорогого груза, а то и разбитыми челноками? Но трюкачей это не останавливало. Высшим же пилотажем считалось «увести скалу» — перехватить уже брошенный в люк метеор и опустить его в собственный грузоприемник.
Из такого развлечения и родился космобол. Ограниченное светящимися буйками поле, раскрашенный яркой краской метеорит, двое круглых ворот — свои и чужие, пять челноков с одной и с другой стороны, вооруженные гравилучами, и… море азарта. А также денег. Ставки на космобольном тотализаторе зашкаливали любые разумные пределы.
— Ну что же ты творишь… что?! — сдавленно ворчал себе под нос рефери, глядя на то, как игрок венерианской команды, удерживая мяч на кончике луча, на всем газу устремился к воротам соперника.
Устремившись за ним, судья во всех подробностях видел, как марсианин элегантно перехватил метеор буквально за долю секунды до броска в ворота, проведя свой луч так, что тот и не думал касаться челнока соперника. Разогнавшийся синий, попытавшись сманеврировать, потерял управление и его челнок протаранил боком стойку ворот, наполнив эфир скрежетом раздираемого металла.
Момент оказался удобным, и рефери тут же надавил на красную кнопку.
— Нарушение!
Эфир не просто взорвался. Рев возмущения накатил подобно лавине. Двое красных даже направили свои челноки к судейскому, недвусмысленно пытаясь взять его на легкий таран. Полученные предупреждения, однако же, быстро охладили горячие головы. Судья на поле неприкосновенен. Судья на поле — бог.
— Палтус недоделанный! — пока игроки синих проводили замену, судья покосился на экран с осьминогом. — В суп бы тебя! Да под яичные желточки, с уксусом и специями!
Конечно, каждая планета гордилась своей космобольной командой. Стремилась приобретать лучших игроков и новейшие челноки. И, безусловно — побеждать. Марсиане, выступавшие на красных челноках, по праву считались сильнейшими. Старейшая и богатейшая колония земли могла позволить себе многое. И не жалела ничего ради своей команды. На Венеру же космобол пришел совсем недавно. Лишь повышение терраиндекса планеты до приемлемого уровня, занявшее больше тысячи лет, позволило основать здесь колонию. И начальные трудности освоения этой негостеприимной планеты не давали уделять много внимания спорту.
Следя за ходом игры, судья параллельно просматривал турнирную таблицу. Безусловно, лишь цепь невероятных удач позволила синей команде венерианцев добраться до финала.
Сигнал бокового судьи рефери проигнорировал, стиснув зубы. Синий игрок находился в положении «вне игры» больше чем на корпус. Красные, прекратив бесполезную сигнализацию, бросились вдогонку. Но опоздали. Безнадежно опоздали. Искранув звездным светом, метеор пролетел сквозь кольцо ворот. Забивший гол счастливчик принялся выделывать победные петли, разрисовывая пространство следами отработанной плазмы. Не обращая внимания на протестующий хор, судья засчитал очко.
— Килька восьминогая! Каракатица! Урод безмозглый! Гнусный поедатель рыбы! — рефери не переставал вполголоса костерить осьминога. Невозмутимое головоногое плавало в аквариуме, нисколько не заботясь ни о том, что его показывают по всем телевизионным каналам Солнечной системы, ни о чувствах отдельно взятого человека, пусть даже и наделенного судейской властью.
Осьминог появился в начале чемпионата. Впервые — скромным блогом на интернет-страничке одного из рьяных болельщиков космобола. Низкокачественная картинка с домашней вебкамеры показывала, как накануне первого матча осьминог безошибочно берет пищу из корзинки, помеченной флагом команды-победителя. Удачливого предсказателя заметили. И вот уже на протяжении шестнадцати матчей удивительного осьминога транслировали по всем центральным каналам. Популярность головоногого стремительно росла с каждым очередным успешным предсказанием.
— Ведь говорили же, говорили… — засчитывая очередной несправедливый гол, судье ничего не оставалось, как проклинать глупое животное, оставляющее на аквариумном стекле круглые следы от присосок. — Не надо риска. Сделаем запись, пару дублей. Нет! Нужно шоу! Болельщики верят осьминогу! Осьминог не подведет!
Команда красных перехватила мяч прямо у ворот венерианцев. Судья тут же нажал на кнопку «Офсайд».
— Тьфу! — плюнул он в сторону осьминога. — И ведь подготовили скотину. Три дня на голодном пайке держали. И на камере подстраховались. В марсианскую корзиночку трески наложили. Треску-то он ого-го как трескает. А в венерианскую — селедки. Да кто ж знал, что этого недоразвитого, раз в жизни, но пробьет на соленое?
— Ты зачем селедку сожрал, негодяй?! — рыкнул он в монитор, будто осьминог, находящийся в студии вещания на Земле, мог его услышать. — А теперь, одно к одному. Такие ставки сделали, мама моя, если красные выиграют, галактический финансовый кризис детской страшилкой покажется…
Марсиане в очередной раз отобрали мяч у синих, пытающихся развернуть центральный прорыв. С ловкостью завзятых жонглеров красные гоняли по полю метеор, успевая толкнуть его гравилучом за мгновение до того, как подоспевший синий начинал тянуться в попытке перехвата. В несколько пасов мяч оказался у лидера и тот, выполнив связанную петлю, отчего догонявшие его венерианцы беспорядочно смешались, по закрученной параболе отправил мяч прямиком в центр ворот.
— Ну, этого красавца я тебе не отдам! — зло бросил судья осьминогу. — Засчитано!
Звук финальной сирены подвел итог матчу. Первая в истории победа венерианцев на межпланетном чемпионате. Восторженные кульбиты синих челноков и медленно, словно в прострации, уползающие в причальные ангары челноки красных. Транслируемый по всей системе рев болельщиков. И невозмутимый осьминог, удачно предсказавший самый невероятный исход соревнований за последние триста лет.