Бородатые подарки

— Порядок! — Трон осматривал доспехи со всех сторон, периодически постукивая молотом по заклепкам. От каждого удара закованного в сталь гнома основательно потряхивало.
— Трон, ты, конечно, мужик умный, но я все равно не понимаю… — из-под груды металла слова доносились глухо и невнятно, но гном не переставал лопотать: — Лето на дворе. Тридцатое июня. Ну, какие подарки? Зачем ему по жаре-то мотаться? Сидит, небось, сейчас дома…
Гном с молотом подогнал очередную заклепку. Под доспехами лязгнули зубы.
— Головой думай, Лопотун, языком после мели, — Трон поудобнее перехватил свое орудие. — Думаешь, все за одну ночь происходит? Возьми счеты, и посчитай: какую массу нужно тогда перенести, на какое расстояние, да с какой скоростью. Посчитай, посчитай, дедушке Эйнштейну обикается. А он успевает! Как?
— Как? — слабо пискнуло из-под доспехов.

— Заранее возит, — Трон важно разгладил бороду. — А когда нужно, все уже на местах. Понял? Вот, пока он возит, его и нужно перехватывать. Зимой, так уже поздно будет. Ну-ка, ребята, взяли!
Трон махнул помощникам, и гномы дружно подхватили закованного товарища, водрузив его на тележку. Заскрипели колеса.
— А почему — я? — покачиваясь в такт движению, лепетал закованный гном.
— Язык — что помело, «потому и ты», — пояснил Трон. — Кто лучше всего про нас расскажет? Как мы тут от заката до рассвета кайлами машем, кирками рубим, сверлим, долбим, пилим? И хоть раз, хоть бы один подарочек…!
Волокущие тележку гномы выразили свое согласие с вожаком угрюмым сопением.
— Летает он высоко, быстро, поди, про нас ничего и не знает. Вот ты все и расскажешь. Сегодня как раз над нами пролететь должен. И чтоб без подарка не возвращался! — грозно закончил Трон.
Тележка остановилась. Угрюмые гномы откатили в сторону круглую плиту, закрывающую вход в длинную узкую, загибающуюся кольцом, шахту и с грохотом сгрузили товарища на пол.
— А может не надо? — пискнул Лопотун.
Трон мощным пинком отправил в шахту и гнома и полтонны навешанного на него железа.
— По местам!
Гномы бросились врассыпную. Через определенные промежутки по внешней стене шахты располагались длинные рычаги. Рядом с каждым из них, ухватившись за рукоятку, замер гном, ожидая команды.
— Поехали! — рявкнул Трон.
Первый гном дернул за рычаг. Из шахты донесся звук, будто что-то большое со скрежетом продвинулось вперед на несколько метров. Следующий гном дернул свой рычаг. Звук повторился. Каждый из рычагов соединялся внутри шахты с сильным магнитом. Опуская и поднимая рычаг, гномы последовательно подсоединяли магниты один за другим. Скрежет из шахты доносился все чаще.
— Тридцать секунд, полет нормальный, — донесся из шахты слабый писк.
Гномы на рычагах потели, ругаясь в бороды, но дергали все быстрее и быстрее.
— Пошел! — гаркнул, наконец, Трон, навалившись на огромный противовес.
В шахте что-то сдвинулось, и оглушительный скрежет унесся куда-то вдаль, по направлению к поверхности.
Спустя минуту сверху раздался такой грохот, что даже привычные к обвалам гномы, присели.
— Встретились, кажись, — почему-то шепотом произнес Трон. — Ну, братья, пошли, подберем посланца…
Гномы дружной толпой повалили к лестнице, ведущей на поверхность.
Высунув нос за каменные ворота, Трон обомлел. Таежный лес на всем доступном взгляду пространстве оказался повален, словно здесь разорвалась гигантская бомба. Вековые сосны вырваны с корнем, столетние ели, сосны и дубы разметаны в клочья, земля вокруг вздыблена и изрыта. Гномы поспешили к эпицентру катаклизма. Туда, где дымилась краями глубокая воронка.
Забравшись на край, гномы обомлели. Все доступное глазу пространство оказалось усыпано яркими коробками с разноцветными бантами. Что может заставить гнома прыгать от счастья? Богатая золотая жила или пригоршня бриллиантов? Новая щетка для бороды? Глядя на изобилие подарков некоторые гномы, не стеснялись, пускали слезу умиления. Не дожидаясь команды, гномы дружно бросились собирать подарки.
Трон приблизился к перевернутым, искореженным в хлам саням, из-под которых медленно выползал Лопотун. Поглядев на лежащего без сознания белобородого старика в сине-белом тулупе, Трон страдальчески поднял глаза к небу, буркнув про себя:
— Знал я, что много слов — к беде, но чтоб такого…
— Ну-ка, ребята, за работу! — позвал он остальных.
Гномы вытащили инструменты.
Спустя совсем немного времени, сани были перевернуты, выправлены, покрашены и отполированы. Гномы установили на них новое антикрыло, а самый маленький гном украсил их по краям серебряными колокольчиками. Шестерка разбежавшихся оленей была отловлена и заново впряжена в постромки.
— Эй, ты что творишь? — дернул Трон Лопотуна. Тот прикручивал на передок саней шилдик с изображением оленя. Критически обозрел результат. — А впрочем, ладно. Вроде и ничего. Главное, «газ» не вздумай написать.
Трон склонился над лежащим стариком, прикладывая тому к губам фляжку с гномьим спиртом. Старик выпучил глаза, издал громкое: — «Вухь!» и выпустил пар из ушей. Трон помог старику забраться в оттюнингованные сани, подав оброненный посох.
— Ты, это, заглядывай, как-нибудь, ладно? — похлопал он старика по спине на прощание. От каждого хлопка дед сгибался и тряс бородой.
Трон из-под ладони следил, как сани взмывают в небо, набирая высоту. В воздухе разносился нежный перезвон серебряных колоколец.
Навьюченные мешками с подарками, гномы один за другим скрывались за воротами под землю. Трон уходил последним, на прощание заботливо поправив сбитый указатель «река Подкаменная Тунгуска. 2 км.»